Бюджетное общеобразовательное учреждение «Никольская средняя общеобразовательная школа»
 
Фотографии

Должанский район в годы Великой Отечественной войны

    Должанский район в годы Великой Отечественной войны

     

    Ясный воскресный день летнего солнцестояния 22 июня 1941 года был праздничным. В Должанский лес шли и ехали люди, чтобы отдохнуть и повеселиться. Сорок первый год ничем особенным от предыдущих не отличался. Люди привыкли к мирному труду, умели и работать и веселиться. Ничто не предвещало беды.

    И вдруг — правительственное сообщение. Война! Страшное, еще не до конца осознанное людьми слово ударило по их нервам. Одни заспешили домой, другие — по долгу службы — на работу. Возвращаться с праздника было близко, райцентр тогда располагался в с. Вышнее Долгое.

    Все тревожнее вести с фронтов. На войну "малой кровью на чужой территории" эта война вовсе не походила. Мобилизационные повестки стали привычными, хотя боль от каждой из них не притуплялась. А потом стали появляться извещения о пропавших без вести и погибших воинах. На почтальонов люди смотрели теперь больше со страхом, чем с надеждой.

    Работники райкома ВКП(б), райисполкома, военкомата падали от усталости. Готовились к эвакуации и уничтожались документы. К эвакуации готовили и людей, в первую очередь семьи партийных, советских, комсомольских работников, военнослужащих Красной Армии.

    Все больше и больше распространялись рассказы о зверствах фашистов на захваченных ими территориях. Верилось с трудом, однако документальные свидетельства убеждали.

    А враг все ближе и ближе. Налеты вражеской авиации, артобстрелы, пожарища уже пришли на территорию района. А в декабре первого года войны линия фронта уже располагалась по реке Тим. Создалось временное противостояние.

    Однако уже в конце июня 1942 года немцы перешли в наступление, которое наши войска сдержать не смогли. А за этими «казенными» фразами лились кровь и слезы советских людей.

    Должанский район в годы оккупации

     

    О том, что пришлось испытать жителям нашего района во время оккупации его немецко-фашистскими захватчиками, свидетельствуют многочисленные рассказы оставшихся в живых очевидцев тех страшных событий, а также некоторые документы, вошедшие в летопись Великой Отечественной. Вот один из многочисленных примеров, вошедших в книгу «Орловская область в годы Великой Отечественной войны».

    «28 июля 1943 г. — Акт о зверствах немецко-фашистских захватчиков в с. Баранчик Должанского района.

    2 июня 1942 года немецкие фашисты оккупировали наше с. Баранчик. Гитлеровцы с первого же дня забрали у населения скот, птицу, хлеб, одежду, обувь. Многие колхозники пытались прятать добро, но грабители за это избивали их прикладами и палками.

    Возле дома жены фронтовика Елизаветы Ивановны Бакуровой несколько фашистов стреляли из автоматов по курам. Один из гитлеровцев при этом был ранен. Немцы сочли, что это сделала Бакурова. Людоеды схватили колхозницу и повели в комендатуру. Дорогой они били ее прикладами, таскали за волосы, кололи штыками. После долгих издевательств немцы застрелили женщину.

    Дом Бакуровой, в котором находился ее 14-летний сын Иван, гитлеровцы забросали гранатами. Затем разбойник;; вытащили раненого, истекающего кровью мальчика во двор и убили. После этого фашисты схватили старшего сына Бакуровой Василия и 80-летнего старика Антона Григорьевича Бакурова. Приказали им снести трупы ' матери и сына в воронку, а потом расстреляли их из автоматов. Четыре трупа несколько дней валялись в яме, фашисты не разрешали их убирать.

    Акт подписали: Г. Горошкин, председатель колхоза имени РККА, колхозницы Анна Бакурова, Акулина Бакурова и др. (Газета «Орловская правда» № 157, 28 июля 1943 г.)».

    Конечно, этот пример может показаться сегодняшнему читателю малозначительным. На фоне таких изуверств фашизма, как Хатынь, Дахау, Освенцим, Бухенвальд, и т.п., гибель одной семьи... Но в ней, как в фокусе, ярко просматривается истинное лицо фашистского зверя. А по более крупному счету и в нашем небольшом районе российской глубинки были факты и более ужасные.

    Из воспоминаний нашего земляка, жителя Ливенского района В. Устинского, который ссылся на показания немецкого военнопленного.

    «В лагере в селе Кривцово-Плота было 400 военнопленных (советских). Они размещались в полуразрушенном скотном дворе. На работу выводились по ночам под усиленным конвоем полевой жандармерии и работали на передовой линии обороны на строительстве окопов, огневых точек, блиндажей, проволочных заграждений... К моменту отступления (немцев) из Кривцово-Плоты в лагере не осталось ни одного пленного, они все были расстреляны».

    Оказывается и этот лагерь был не в единственном числе. Поиски школьных следопытов, журналистское расследование вывели и на другой след. У деревни Прудки в бывшем помещичьем саду тоже был «небольшой» лагерь советских военнопленных. Сколько их было, точно назвать цифру никто не мог: то ли 400, то ли 500 человек. Режим стандартный, фашистский. И итог тот же. Всех уничтожили. Говорят, что одному удалось бежать. «Он ушел из барака и побежал в сторону Студеного. В это вечернее время Анна Федоровна Матвеева, ныне покойная, выбивала вальком белье на ручье. Солдат и наткнулся на нее. «Мать, — попросил он, — выручай, дай гражданскую одежду. Если не боишься».

    Она боялась. Дома дети. И если немцы дознаются, всех расстреляют. Она боялась, но принесла одежду мужа».

    Преодолеть личный страх ради спасения Родины — эта подспудная мысль была движущей силой каждого советского человека во время оккупации. И Должанский район не являлся исключением. Пусть не было на его территории организованного партизанского движения и активного подполья. Но люди, как могли, сопротивлялись оккупантам.

    Помогали воинам, попавшим в плен и бежавшим из него, разведчикам, раненым, просто сопротивлялись фашистским разбойникам в меру сил и возможностей своих.

    Дух русского народа не был сломлен и у должанцев.

    Освобождение Должанского района

     

    В те годы слово «наши» имело особое значение. С ним связывались надежды на освобождение страны от захватчиков. Те же, кто в полной мере познали ужасы оккупации, произносили это слово с особым значением. «Наш раненый», «наш разведчик», «наш самолет», «наши идут!».

    Если уж говорить о «наших», то следует отметить такой факт. В обороне и освобождении Должанского района участвовали воины Красной Армии одиннадцати стрелковых дивизий, трех танковых бригад, отдельного минометного дивизиона и бронепоезда. Полных данных о тех событиях нет, однако...

    Есть в районном музее очень интересный официальный документ — это краткое описание боевых действий 129-й отдельной танковой бригады в июне — июле 1942 года в Должанском районе, составленное по материалам Центрального архива Министерства обороны СССР. «Краткое» описание занимает более восьми страниц машинописного текста. Поэтому дадим наиболее яркие места из него.

    «Один из главных ударов фашисты планировали на воронежском направлении в стык 13-й и 40-й армий, который находился в Должанском районе Орловской области.

    129 отдельная танковая бригада, которая входила в состав 13-й армии, 19 мая была переброшена на левый фланг армии в район Студеное, Баранчик...».

    А потом идут подробные описания двухнедельных тяжелейших боев, расписанные не только по дням, но и порой и по часам. Упоминаются, кроме названных выше, названия наших населенных пунктов Красный, Зиброво, Зябрево, Кривцово-Плота, Прудки, Никольское, Марьино, Новосергеевка, Михайловка, Павловка, Верхнее Кобылье, Вышнее Ольшаное, Муравский Шлях, Верхняя Кириловка. И только за р. Кшень удалось остановить наступление немцев.

    «11 июля 1942 года противник, обессилев в предыдущих боях, активные действия на этом направлении прекратил.

    За период боев с 18 июня по 10 июля 1942 года бригадой нанесен следующий урон противнику:

    танков 35

    бронемашин 2

    самоходных орудий 5

    противотанковых орудий 92

    прочих орудий 2

    противотанковых ружей 19

    самолетов 7

    минометов 14

    солдат и офицеров до 5000

     

    В приписке к архивным материалам бывший начальник штаба стрелково-пулеметного батальона этой бригады пишет, что на земле Должанского района «...покоятся 74 воина, захороненных оставшимися в живых воинами бригады. Там, уверен в этом, покоится и 71 воин бригады, числившиеся как «без вести пропавшие». Мы желаем и очень просим благодарных жителей Должанского района, где проходили бои нашей бригады в 1942 году, всегда помнить о подвиге воинов бригады, заботливо оберегать могилы павших героев тех боев». Это частичка истории. В общей сложности в 22 официально обозначенных братских могилах нашего района покоится около девятисот наших воинов, отдавших свои жизни за наш район, за нашу Родину. И это наши люди, хотя вместе лежат русский и украинец, белорус и латыш, татарин и узбек, грузин и якут... всех не перечислишь. Все они были наши. А почему были? Они есть наши и должны остаться нашими. И не только те, кто в земле лежат, а все те, кто выстрадали тяготы величайшей войны, и все те, кому дороги интересы нашей общей Родины, празднующей пятидесятилетие Великой Победы.

    Наши земляки, участники Великой Отечественной войны

     

    При слове «наши» неизбежно возникает желание добавить слово «земляки». Причина простая. В военной судьбе наш район выступал не только территорией и населенными пунктами, но и людьми. Должанцы вместе со всем советским народом не оставались в стороне, а участвовали в Великой Отечественной войне в разных местах нашей необъятной Родины. С разных концов государства великого, в том числе из нашего маленького клочка российской земли шли на необъятные фронты военной бойни простые советские люди, верившие в силу советского народа, уверенные в своей правоте в борьбе против захватчиков.

    Сколько их было? Точных данных опять-таки нет. По неполным данным райвоенкомата мобилизационные повестки получили 8344 человека. А в период оккупации? По тем же данным получено извещений о погибших должанцах 2746, о пропавших без вести — 1739. Таким образом из населения района выбыло около четырех с половиной тысяч полноценных работников в основном мужского пола. Таким образом получается, что в живых осталось менее половины призванных на фронт. Грустная статистика.

    И все-таки сейчас хочется напомнить, что должанцы на кровавой «сцене» Великой Отечественной не посрамили честь своего народа, честь предков. Сейчас уже трудно разделить бывших героев на живых и мертвых. Хочется верить, что всем им быть вечно живыми в памяти их потомков.

     

    Герои Советского Союза , уроженцы Должанского района

     

    А. Ф. Фролов из бывшей деревни Михайловка — танкист, первый Герой Советского Союза, удостоенный этого звания еще в войне с Финляндией.

    И. Ф. Асессоров, уроженец бывшей деревни Фроловка, пулеметчик. Звание присвоено в октябре 1943 года.

    М. И. Фатьянов из д. Быстра, кадровый артиллерист.

    С. Е. Барков из с. Баранчик, разведчик. Героем стал в неполные двадцать лет.

    И. Н. Сергеев из Урынка, пехотинец.

    А. В. Попова, уроженка бывшей д. Шебановка. Летчица. Первая среди женщин Орловщины, удостоенная этого высокого звания.

    И. Г. Иванилов из Нижней Замарайки, пулеметчик, Герой в двадцать лет.

    А. М. Пикалов из Нижнего Ольшаного, танкист.

    Т. П. Мананков из Нижнего Ольшаного, командир артполка.

    Не хватит места описать их подвиги. Но сам факт геройства их должен служить вечным маяком преданности Родине.

    Тысячи наших земляков сражались на фронтах Великой Отечественной и были удостоены за храбрость и героизм многочисленных государственных наград-орденов и медалей. Живым и мертвым- всем им ныне живущие обязаны своей свободой и жизнью.

    Всех не перечислишь поименно. Но жителям нашего района хорошо знакомы фамилии — Г. К. Переверзева, А. С. Лысыха, Д. П. Демидова, Н. И. Пиляева, Н. В. Удакова, М. З. Калугина, М. Ф. Писаревой, М. К. Баташовой и многих-многих других участников минувшей войны. Это они потом и кровью, а порой и ценой собственной жизни приближали день Победы, как могли.

    Возрождение нашего района

     

    29 января 1943 года официально считается днем освобождения Должанского района от немецко-фашистских захватчиков. Сожженные села и деревни дышали горечью и безлюдьем. В заросших бурьяном полях бродили стаи голодных волков. Беда казалась неизбывной. Немногочисленные жители были в основном женщины, дети, старики, да вернувшиеся с войны калеки.

    После изгнания захватчиков из района его жители в голоде и холоде неимоверным трудом активно восстанавливали свою малую родину.

    Возвращались в родные места эвакуированные и беженцы, пригоняли угнанный на восток скот. Партия и правительство строго следили за восстановлением мирной жизни и помогали особо пострадавшим районам.

    На территории нашего района в период его оккупации было 25 920 человек. Не всем удалось пережить ее.

    Но те, кто выжили, и те, кто возвратились на родную землю, продолжали подвиг, теперь уже трудовой, по ее возрождению.

     

    В этом разделе:
    Версия для слабовидящих

    Навигация